En Ru Es
Поиск лиц в потоке людей, а также определение пола и возраста людей. Протестируйте распознавание лиц Complete бесплатно!
Получить Демо
Поиск лиц в потоке людей, а также определение пола и возраста людей. Протестируйте распознавание лиц Complete бесплатно!

Привычка расти

9 лет назад компания Macroscop была неизвестным стартапом, который выиграл Национальную премию в области инноваций, стал одним из первых резидентов Сколково и привлек венчурного инвестора. С тех пор фирма ежегодно демонстрирует рост показателей. Она прочно закрепилась на российском и мировом рынках с продукцией, выпускаемой сразу под двумя брендам. О «болях» и трендах в сфере видеонаблюдения «Понедельнику» рассказал основатель и CEO Macroscop Артём Разумков.

— Артем, как вы стали предпринимателем?

— Я работал в компании-интеграторе, которая занималась внедрением систем видеонаблюдения. Со временем у меня появились собственные технологические идеи, которые могли бы улучшить работу систем. Решил выйти с ними на рынок. Прежде чем начать что-то продавать, необходимо было разработать технологии и сделать продукт. Чтобы пройти эту «долину смерти», как ее называют в стартапах, мы отправились за внешними инвестициями. Директор одного из венчурных фондов сказал мне, что идея продукта не кажется ему прорывной, а рынок суперперспективным, зато команда, похоже, справится с проектом, и проинвестировал идею. Примерно через год мы вышли на рынок. Покупатели отреагировали недоверием. Подход к обработке данных, который мы предлагали, казался им не прорывным, а каким-то безумно фантастическим. Ведущие эксперты рынка просто не верили, что можно производить видеоанализ в сжатом видеопотоке с высокой точностью. Некоторые заявляли, что наше предложение, мягко говоря, не соответствует действительности. Мы же старались быть максимально открытыми, предлагая каждому сомневающемуся бесплатно скачать и протестировать демо-версию. Открытость и активность уже через полгода позволили привлечь несколько десятков системных интеграторов и попасть в продуктовые портфели ряда дистрибьюторов.

— Как вы попали в число одних из первых резидентов «Сколково»? И что вам это дало?

— В 2010 году мы участвовали в конкурсе на соискание Национальной премии в области инноваций, которую, в общем-то, и получили. Примерно в это же время создавался инновационный центр «Сколково». Организаторы премии передали в «Сколково» контакты всех финалистов конкурса. Нам позвонили и предложили заполнить заявку на получение статуса участника. Так мы и сделали. Не скажу, что заполнить заявку было легко. Соответствовать всем требованиям оказалось довольно сложно. Выяснилось, что из всех обладателей Национальной премии в области инноваций в первую волну резидентов вошли только мы. «Сколково» — это большой набор инструментов, при умелом пользовании которым можно получить существенные преимущества для развития инновационного бизнеса. Не нужно думать, что «Сколково» — это какой-то лифт, на котором тебя сразу вознесут вверх. Нет, это не так. Многие сервисы вообще платные. Например, есть технопарк, но чтобы находиться там, нужно оплачивать аренду. Есть сервисы по защите интеллектуальной собственности, но за их использование тоже нужно платить. Есть возможность получить финансирование — для этого компания проходит жесткую экспертизу. Мы финансирования не получали, а вот с защитой интеллектуальной собственности нам там очень помогли. Многие специалисты по товарным знакам утверждали, что зарегистрировать наше обозначение не представляется возможным, а эксперты «СКОЛКОВО» смогли это сделать. Сначала получили отказ от Роспатента, но привели убедительные аргументы.

— Давайте поговорим о том, ради чего были все усилия: о продукте. Какие проблемы он решает?

— Это программное обеспечение для систем видеонаблюдения, работы с данными в такой системе и их обработка. Мы учим систему понимать, что происходит в кадре, и извлекать определенные данные. Простой пример — детектор отсутствия касок на рабочих. Этот программный модуль обрабатывает изображение с камеры, находит каждого человека, затем определяет, есть ли на нем каска. Если нет, детектор оповещает ответственного за безопасность специалиста и заносит фото нарушителя с отметкой времени в специальный журнал. Сегодня наши разработки используются, в основном, в системах безопасности. В будущем мы планируем расширять возможности ПО, превращая его в инструменты для повышения эффективности производственных процессов, бизнес-процессов и так далее

privychka_rasti

— А почему на российском и зарубежном рынках ваш товар выходит под разными торговыми марками?

— На российском рынке мы работаем под зарегистрированной торговой маркой Macroscop. А за рубежом этого сделать не удалось, оказалось там уже существует бренд Macroscope, принадлежащий компании Fujitsu. Работать без зарегистрированного торгового знака очень рискованно, поэтому мы зарегистрировали торговую марку Eocortex. Работа с двумя брендами сразу имеет свои преимущества. С разными марками на разных рынках мы более гибки в экспериментах с наборами функций и ценами. Есть и свои недостатки, главный из которых — поддержание сразу двух инфраструктур.

— Запросы клиентов отличаются в разных странах?

— Наша бизнес-модель такова, что мы поставляем ПО через официальных дистрибьюторов и инсталляторов. К примеру, наш партнер в Бельгии работает с госструктурами. Он в курсе их потребностей, интересуется планами государства по развитию систем безопасности и так далее. Но это не значит, что весь бельгийский рынок сфокусирован на работе с государственными проектами. Мы не можем экстраполировать особенности партнера на всю страну. В разных странах у нас разные партнеры, и фокусируются они на проектах разного типа. Соответственно, и запросы у всех разные. Где-то это проекты по защите информации в госструктурах, где-то нужны решения для малого бизнеса. Мы постоянно расширяемся, но за рубежом пока фокусируемся на отдельных сегментах.

— Ваша компания входит в тройку самых быстрорастущих инновационных фирм. Есть какой-то секретный драйвер?

— Работа с венчурным инвестором в свое время выработала у нас привычку расти. Как и следует классическому венчурному фонду, в 2013 году он вышел из нашей компании. С тех пор с фондами мы больше не работали, но их принципы помогают нам постоянно наращивать объемы уже даже без обязательств перед кем-либо по обеспечению высоких темпов.

— Чтобы так интенсивно расти, нужно понимать, что будет в отрасли в ближайшие несколько лет. Поделитесь прогнозом?

— На первое место выйдет не просто обработка видеоданных, а извлечение из них полезной информации, максимально готовой к употреблению. Раньше разработчик говорил: «Вот вам инструмент, он умеет делать вот такие штуки. А как этот инструмент использовать, вы решайте сами». Сегодня такой подход уже не работает, в ближайшем будущем те же видеоданные будут мало кого интересовать как ресурс. Потребителю будут нужны готовые данные для использования, повышения своей эффективности и извлечения прибыли. И эти данные должны будут обладать доказательствами своей пользы. Именно над этим мы сейчас и работаем!

46 (1)

Текст: Анастасия Столбова
Журнал «Понедельник»

Мы используем cookies на этом сайте, чтобы обеспечить наилучший сервис. Подробнее